Пациенту

 

1. Внутрибольничные инфекции (ВБИ)

Достаточно полным следует считать определение ВБИ, предложенное Европейским региональным бюро ВОЗ в 1979 г.: внутрибольничная инфекция (больничная, госпитальная, внутригоспитальная, нозокомиальная) - любое клинически распознаваемое инфекционное заболевание, которое поражает больного в результате его поступления в больницу или обращения в нее за лечебной помощью. Частота ВБИ составляет не менее 5-6%. Официальные отчеты отражают лишь небольшую часть хирургических ВБИ, а по данным, приведенным зарубежными исследователями, на долю хирургических инфекций приходится 3-22%. Из которых 11-12% заканчиваются летально.

Группа врачей из Медицинского колледжа Уэйл Корнелл в Хьюстоне проанализировали смертность и факторы риска развития сепсиса у пациентов между 2005 и 2007 годами. Из 363897 пациентов, которым были сделаны операции, сепсис развился у 8350 человек (2,3%), септический шок или угрожающее жизни снижение кровяного давления из-за сепсиса — в 5977 случаях (1,6%), легочная эмболия — в 615 случаях (0,2%). При этом смертность в течение 30 дней составила в случае сепсиса 5,4%, септического шока — 33,7%, легочной эмболии — 9,1% и инфаркта — 32%.

Статистика американского Института Контроля Болезни за 2011-й год такова: инфицированных ВБИ больных – 722 тыс. пациентов, из которых в результате инфицирования умерло 75 тыс. человек.

Вернуться наверх

 

2. Потери крови при ортопедических операциях

 

Изучение данных о пациентах, перенесших ортопедическое хирургическое вмешательство, дает следующие результаты -  при первичной тотальной артропластике тазобедренного сустава (ТАТС) потеряется 3,2 единицы крови и, в среднем, 4 единицы крови во время ревизионных процедур проверки состояния.

  • Установлено, что тотальная артропластика коленного сустава (ТАКС) вызывает сопоставимую потерю крови, в среднем, от 1000 до 1500 мл. 

 

  • Эти потери приводят к возникновению послеоперационной анемии, состояния, которое, как показано, ассоциировано с повышенной заболеваемостью и смертностью.
     

  • Когда уровень гемоглобина падает, организм пытается поддерживать доставку кислорода (ДК) к тканям путем увеличения сердечного выброса (СВ). Если гемоглобин снижается и дальше, то доставка кислорода к жизненно важным органам также будет снижаться, вызывая повреждение конечного органа.
     

  • ДК и сердечный выброс – содержание кислорода в артериях: чтобы обратить вспять этот процесс после максимизации СВ, необходимо увеличить содержание кислорода в артериях. Для пациента с анемией, аллогенная трансфузия крови является наилучшим решением.
     

  • Частота применения трансфузии крови при ТАКС составляла приблизительно 50% в конце 1980-х годов. Согласно более новых данных, частота использования трансфузии, по оценкам, достигает 32,3% при ТАТС 7 и 28% при ТАКС.
     

  • Возрастающая обеспокоенность по поводу рисков аллогенных трансфузий, а также высокая стоимость поддержания таких программ трансфузии послужили движущей силой для дальнейшего анализа и исследований в целях снижения распространенности аллогенной (чужеродной) трансфузии.

Вернуться наверх

 

3. Реабилитация

Успешная реабилитация пациентов - это возвращение их к полноценной интеграции в общество. В последнее десятилетие написано немало статей на тему послеоперационной реабилитации, исследуются новые подходы и методики. Но все они имеют один общий знаменатель:
 

  • Сведение к минимуму применение общесистемных обезболивающих, как наркотических, так и нет.

  • Максимальное снижение уровня боли в послеоперационном периоде.

  • Ранняя активизация пациента.

  • Сокращение времени госпитализации.

 

Наиболее продвинутой и отвечающей на поставленные задачи с точки зрения ведения послеоперационного больного сегодня считается методика раневого орошения. Статистика говорит, что применение раневого орошения позволяет добиться следующих результатов :
 

  • Сократить применение наркотических анальгетиков примерно на 52%. А с применением систем нового поколения этот показатель достигает 80-90%. Это предотвратит побочные эффекты такие как – угнетение дыхания, проблемы желудочно-кишечного тракта, проблемы сердечно-сосудистой системы. Позволит раннюю активизацию.
     

  • Сократить уровень боли в послеоперационный период со средней оценки 5-6 баллов (по 10-ти бальной шкале) до 0-3.Это позволит раннюю активизацию пациента и, как результат, ускоренную реабилитацию.
     

  • Увеличить количество больных оценивающих обезболивание в послеоперационный период на «отлично» с 15-25% до 60-80%.
     

  • Сократить время госпитализации на 25-45%.Это в свою очередь сокращает риски внутрибольничной инфекции и повторной госпитализации.

 
Системы предназначенные для методики раневого орошения тоже совершенствуются и сегодня на рынке медицинской техники имеется устройство нового поколения – Блокатор Боли (SmartInfuser PainPump) израильского производства, которое своими функциональными показателями позволяет улучшить все критерии необходимые для успешной реабилитации – во многих случаях полностью отказаться от применения наркотических средств, минимизировать боль до 0-1-2 баллов и максимально сократить время госпитализации.

Вернуться наверх

 

4. Тромбозы

 

Тромбоз вен — это образование сгустка крови (тромба) в просвете сосуда, которое приводит к нарушению кровообращения на этом участке. Болезнь проявляется распирающей болью, покраснением и отеком. Общее состояние человека не сильно ухудшается. В 80% случаев болезнь протекает бессимптомно, но тромб может стать причиной смертельно-опасного осложнения – тромбоэмболии легочной артерии.

По статистике всемирной организации здравоохранения, каждый четвертый человек на планете подвержен риску образования тромба. Ежегодно тромбоз диагностируется 160 людям на каждые 100 тысяч населения. Только в России заболевает 240 000 людей в год.


Тромбоз вен - это очень опасное осложнение от установки аппаратов. Частота тромбоза глубоких вен после некоторых хирургических операций без профилактики составляет от 8 до 36%, после эндопротезирования тазобедренного сустава - до 25%, у пациентов с сочетанной травмой - до 60%. Профилактика тромбозов сокращает эти риски до 10-12%, что все еще является очень высоким показателем, учитывая, что примерно 6% случаев заканчивается летально.
 

Сегодня имеются дополнительные средства и методики снижения рисков возникновения тромбозов. Одним из таких средств, применяющихся при ортопедических операциях на конечностях, включая эндопротезирование коленного сустава, является устройство Гемаблок, разработанный для профилактики возникновения тромбозов и сокращения потери крови при ортопедических операциях на конечностях.

Вернуться наверх

 

5. Последствия применения наркотических средств (седация)

Морфин и большинство других используемых в клинике наркотических анальгетиков, вызывая обезболивание, также влияют на работу дыхательной, сердечно-сосудистой, пищеварительной.

Угнетение дыхания – это когда наш организм не получает кислород в нужном объеме; все общие анестетики могут привести к угнетению дыхания и смерти вследствие центральной дыхательной недостаточности. Этот эффект обусловливается почти полностью их наркотическим действием на центральную нервную систему.
 

Наркотические анальгетики (морфин и др.) вызывают более сильную и более продолжительную депрессию дыхания при сочетании с другими анестетиками, барбитуратами и психофармакологическими средствами, так что лечебная доза, которая не угнетает дыхания или же угнетает его незначительно, в сочетании с другими средствами может вызвать опасную для жизни дыхательную недостаточность. Такой эффект наблюдается как у здоровых людей, так и у больных с дыхательной недостаточностью.
 
Действие на желудочно-кишечный тракт.
Морфин и другие наркотические анальгетики ослабляют моторику желудка, замедляя его опорожнение, основными клиническими проявлениями которого являются внезапно возникающие схваткообразные боли в животе, задержка стула и газов, асимметрия и вздутие живота, а также рвота, часто повторная, неукротимая.

 

При введении наркотических анальгетиков  повышается тонус антрального отдела желудка и луковицы двенадцатиперстной кишки, нередко это затрудняет введение зонда. Эвакуация желудочного содержимого может задерживаться до 12 ч; при этом замедляется всасывание ряда лекарственных средств. Морфин ослабляет или полностью подавляет перистальтику ободочной кишки, в то же время повышая ее тонус вплоть до спазма. В результате замедляется проходимость содержимого, из-за чего оно обезвоживается и еще хуже продвигается по кишке. Одновременно действие морфина на центральную нервную систему уменьшает реакцию на раздражители, обычно вызывающие позыв к дефекации (процесс выделения стула). Все это способствует развитию запора. При введении морфина давление в желчном потоке может подняться более, чем в 10 раз; это действие может продолжаться более 2-х часов. Возросшее давление в желчном пузыре может довести вплоть до желчных колик. А при желчной колике наркотические анальгетики могут не только не ослабить, но даже усилить боль.

 

В терапевтических дозах морфин расширяет сосуды кожи, из-за чего нередко краснеют лицо, шея и верхняя часть груди. Отчасти это связано с выбросом гистамина, что объясняет также потливость и зуд, иногда наблюдаемые после введения морфина. Кожный зуд — частый и иногда очень тяжелый побочный эффект наркотических анальгетиков. Он наиболее выражен при эпидуральном введении, но возникает и при других способах применения.
 
Госпитализация.
Применение наркотических средств удлиняет процесс госпитализации на 25-50%.
 
Послеоперационная тошнота и рвота.
Эти неприятные побочные действия морфина и других стимуляторов. У лежачих больных терапевтические дозы морфина вызывают тошноту и рвоту достаточно редко, но у ходячих больных п/к введение 15 мг морфина в 40% случаев сопровождается тошнотой и в 15% случаев — рвотой. Эго может свидетельствовать о том, что в развитии этих осложнений участвует вестибулярный компонент. Все применяемые в клинике наркотические анальгетики в той или иной степени вызывают тошноту и рвоту. Контролируемые исследования показали, что в этом отношении эквивалентные (с точки зрения обезболивающего эффекта) дозы других препаратов не имеют преимуществ перед морфином.

 

Действие на сердечно-сосудистую систему
При введении обычных доз морфина и других стимуляторов человеку, находящемуся в положении лежа, артериальное давление и пульс почти не меняются. Однако эти препараты вызывают расширение мелких артерий и вен со снижением периферического сопротивления сосудов. Морфин и некоторые его аналоги вызывают выброс гистамина, который может вносить большой вклад в развитие артериальной гипотонии – резкого, ниже нормы, снижения артериального давления.

 

Терапевтические дозы морфина напрямую мало влияют на мозговое кровообращение, однако угнетение дыхания с накоплением С02 может вызвать расширение церебральных (мозговых) сосудов и повысить внутричерепное давление.

 

Острая гипотензия – это резкое снижение артериального давления, наиболее характерная для послеоперационного периода. Причинами острой гипотензии могут стать:

 

  • сердечные изменения;

  • гиповолемия – уменьшение объема крови;

  • сосудистые изменения.

 

Симптомы этого состояния определяются по выраженным признакам сердечной недостаточности, учащенному дыханию и пульсу, выраженному акроцианозу (синюшная окраска кожи), снижению диуреза объём мочи, образуемой за определённый промежуток времени). При этом большую часть времени больной предпочитает проводить в полусидячем состоянии.

 

Аллергические реакции: более часто — свистящее дыхание, покраснение кожи на лице, сыпь кожи лица; менее часто — кожная сыпь, крапивница, кожный зуд, отек лица, отек трахеи, ларингоспазм - внезапное непроизвольное сокращение мускулатуры гортани, озноб.
 

Прочие: более часто — повышенное потоотделение, дисфония – изменения голоса; менее часто — нарушение четкости зрительного восприятия (в том числе раздвоение), непроизвольные колебательные движения глаз высокой частоты, мнимое ощущение хорошего самочувствия, чувство дискомфорта; звон в ушах, лекарственная зависимость, синдром «отмены» (мышечные боли, диарея, тахикардия, гипертермия - перегревание, ринит - синдром воспаления слизистой оболочки носа, чихание, потливость, зевота, анорексия, тошнота, рвота, нервозность, усталость, раздражительность, тремор, спазмы в желудке, расширение зрачков, общая слабость, гипоксия, мышечные сокращения, головная боль, и др. вегетативные симптомы)

Вернуться наверх

 

6. Проблемы эпидуральной анестезии


В отличие от субъективного опыта многих анестезиологов, неудачные попытки эпидуральной анестезии и аналгезии являются частой клинической проблемой. Приведенные определения охватывают спектр проблем, начиная от недостаточного обезболивания до дислокации катетера и заканчивая причинами преждевременного прекращения эпидуральной аналгезии (Таблица 1). В разнородной когорте, состоящей из 2140 хирургических больных, описывались неудачные попытки 32% грудной и 27% поясничной эпидуральной анестезии. В исследовании неудачных попыток эпидуральной анестезии c использованием изображений, в половине случаев неудачной анестезии причиной являлось неправильное размещение катетера. Тогда как при правильном расположении катетера у остальных пациентов наблюдалась неоптимальная анестезия.  Так, например, показатель успешности при операции кесарева сечения составил всего 76%.
 

Таблица 1 Определения и частота неудачных попыток эпидуральной анестезии или аналгезии.

 

7. Сепсис как главная причина ранних повторных госпитализаций
 

Сепсис вызывается бактериями, находящимися в крови пациента, и может привести к отказу других органов.


Незапланированные повторные госпитализации на протяжении 30 дней после выписки являются наиболее распространенными событиями после госпитализаций вследствие сепсиса.


Наиболее важным фактом является то, что сепсис – главная причина повторной госпитализации на протяжении 30 дней во всех развитых странах.
 

Никакие программы, медицинские центры и медицинские службы не отслеживают повторные госпитализации после получения сепсиса. Доля незапланированных повторных госпитализаций вследствие сепсиса были неизвестны до сих пор. И поэтому администрация ЛПУ, как правило, вообще не курсе состояния сепсиса.
 

Так или иначе сепсис в развитых странах составляет 12-14% от незапланированных повторных госпитализаций на протяжении 30 дней после выписки.
 

У пациентов с сепсисом, как правило, были дополнительные диагнозы, в том числе острая сердечная недостаточность, пневмония и др.
 

Продолжительность незапланированных повторных госпитализаций выше после госпитализации вследствие сепсиса, чем при повторных госпитализациях с другими диагнозами.
 

Несмотря на то, что сепсис является острым заболеванием, он имеет длительные последствия, которые продолжаются на протяжении долгого времени после выписки из больницы.
 

Сепсис – это острая проблема, и это одно из самых сложных и распространенных условий, с которыми сталкиваются медицинские работники сферы здравоохранения. По статистике в США 11% зараженных сепсисом умирает.
 

Кроме того, по мере того, как население становится старше, и по мере увеличения отягощения хроническими болезнями населения в целом, пациенты становятся более восприимчивыми к сепсису. Чем чаще пожилые пациенты, пациенты с гемодиализом и химиотерапией поступают в медицинские учреждения, тем выше риск заражения и, следовательно, более высокий риск возникновения сепсиса.
 

Сепсис не может быть рассмотрен, как одноразовое явление. Примерно один из четырех пациентов, выживших после сепсиса, будет повторно госпитализирован в течение 30 дней, многие будут поступать в больницу с рецидивирующей и опасной для жизни инфекцией. Вооружение пациентов этими знаниями является ключевым.
 

Одним из важных методов превентивной борьбы с сепсисом и внутрибольничными инфекциями является сокращение времени госпитализации пациента. Сегодня разработаны методики и устройства, позволяющие раннюю активизацию и, как следствие, сокращение времени госпитализации и рисков, связанных с заражением.

Вернуться наверх

 

8. Факторы риска повторной госпитализации в первые 30 дней после операции

 

Статистика осложнений в первые 30 дней после операции не утешительна во всем мире.


По результатам исследования частота возникновения 30-дневных незапланированных повторных госпитализаций составила 11,1%. Исследование включало 237 441 операцию, среди которых 43% составляли ортопедические, 39% - общие и 18% - сосудистые хирургические вмешательства. Операции различались между собой по хирургической специальности (сосудистые – 15,4%, общие – 12,9% и ортопедические – 7,6%). Наиболее распространенными причинами повторной госпитализации являлись ранние осложнения (30,7%), желудочно-кишечные осложнения (16,1%), кровотечения (4,9%) и осложнения, связанные с нарушением водно-солевого обмена (7,5%).


Наиболее распространенными причинами повторной госпитализации является развитие инфекции. Чем дольше и чаще пациент находится в больнице, тем выше риск приобретения внутрибольничной инфекции.
 

Сегодня имеются новые методики и устройства, позволяющие сократить до минимума период госпитализации, и тем самым исключить дополнительные риски инфицирования. И медицинский персонал должен сегодня делать все, чтобы эти методики и устройства, разрабатываемые для снижения рисков инфицирования и повторных госпитализаций, применялись в больницах.

Вернуться наверх

 

9. Раневое орошение (инфильтрация ран)
 

Инфильтрация раны местными анестетиками является простым и эффективным методом достижения хорошей анестезии при выполнении целого ряда хирургических процедур таких как: кардиохирургия, абдоминальная хирургия – бариатрическая хирургия, аппендэктомия, колоректальная хирургия, урология, акушерская и гинекологическая хирургия, костная трансплантация, герниография, хирургия головы и шеи, пластическая и косметическая хирургия, ортопедия, педиатрия. Этот метод также не вызывает как либо значимых побочных эффектов. В частности токсичность местного анестетика, инфицирование раны и заживление не вызывают проблем.

Основными причинами заболеваемости и смертности от хирургического вмешательства являются сама хирургическая операция, профессиональный опыт хирурга, стрессовая реакция на возникшую травму и сопутствующие заболевания пациента.Послеоперационная анестезия является основным компонентом периоперационного лечения и методов местной анестезии (МА), которые более эффективны по сравнению с системной анестезией, независимо от операции и способа доставки анестетика.

Приводя к более быстрой активизации пациентов, инфильтрация раны превосходит по эффективности центральную и проксимальную периферическую блокаду в плане достижения безопасного послеоперационного восстановления. Не леченная в течение первых дней после операции боль чаще всего в итоге перерастает в хроническую.
 

В настоящее время считается, что опиоиды следует назначать в разумных и ограниченных пределах. Опиоиды действуют на центральные и соматические эфферентные механизмы и не меняют послеоперационных вегетативных рефлексов, связанных с периоперативной заболеваемостью.
 

Отрицательные последствия применения опиоидных анестетиков хорошо известны – это:

  • угнетение дыхания, когда наш организм не получает кислород в нужном объеме;
     

  • непроходимость кишечника, что может проявляться большим набором неприятных симптомов, включая боль в животе, запор, тошноту и рвоту;
     

  • общая сердечная недостаточность, которая вызывается и операционной травмой, и недостатком кислорода, и наркотическими средствами.

Вернуться наверх

 

10. Обезболивание в послеоперационном периоде

Развитие современной хирургии, колоссальный прогресс и ее несомненные успехи напрямую связаны с расширением возможностей анестезиологического пособия и совершенствованием средств обезболивания, но при этом продолжает оставаться серьезной проблемой послеоперационный болевой синдром (ПБС). В литературе, посвященной обезболиванию в послеоперационном периоде, существуют данные о том, что до 35% пациентов, перенесших плановые и экстренные хирургические вмешательства, страдают от послеоперационной боли. При этом в 45–50% случаев интенсивность боли является средней и высокой, а 15–20% пациентов отмечают, что интенсивность боли превысила ожидавшуюся ими. Такое положение дел не может удовлетворять ни хирургов, ни пациентов. Кроме того, повреждение тканей при хирургической инвазии запускает каскад изменений в периферической и центральной нервной системе, которые приводят к формированию послеоперационного хронического болевого синдрома (ХБС). Например, ХБС развивается у 45% больных после торакотомии и у 40% больных, перенесших открытую холецистэктомию.

 

В совокупности результаты исследований показывают, что от 33% до 75% больных, перенесших хирургические вмешательства, жалуются на боль в послеоперационном периоде, несмотря на проводимую обезболивающую терапию. В области оперативного вмешательства формируются зоны повышенной болевой чувствительности, гипералгезии (зоны сниженных болевых порогов)


На протяжении длительного времени системное введение опиоидных анальгетиков рассматривалось в качестве основы послеоперационного обезболивания. Сегодня данные препараты не являются «золотым стандартом» лечения острой боли. Эффективность обезболивания при традиционном назначении опиоидов в качестве монотерапии не превышает 25–30%. Это связано с тем, что эффективная анальгетическая доза зачастую близка к дозе, при которой развиваются угнетение дыхания, седативный эффект, парез желудочно-кишечного тракта, дисфункция желче- и мочевыводящих путей. Это негативно сказывается на состоянии оперированных больных, затрудняет их активизацию, способствует развитию респираторных и тромбоэмболических осложнений. Это приводит к ограничению суточной дозы препарата, что в большинстве случаев служит причиной неадекватного обезболивания.


Обезболивание послеоперационного периода до сих пор является серьезной проблемой в хирургии. ПБС плохо поддаются терапии и имеют тенденции перехода в хроническую форму. Современные достижения фармакологии в области создания эффективных анальгетиков способны повысить эффективность обезболивания, но не решить полностью проблему. В дополнение к развитию фармакологии развиваются и новые методики обезболивания, которые сильно повышают качество жизни пациентов в послеоперационном периоде и снижают вероятность хронизации острого ПБС. Одной из таких зарекомендовавших себя в последнее десятилетие методик является методика раневого орошения.

Вернуться наверх

 

11. Боль после операции у детей


Боль после операции у детей столь же часта, как и у взрослых. Около 75% детей предъявляют жалобы на боли в день операции и 17% отмечают сильные боли в первый послеоперационный день.


Почему боль после операции недостаточно лечится у детей? Тому есть много причин, но четыре из них четко известны и всегда присутствуют независимо от того, в каком учреждении ребенок получает медицинскую помощь.


Во-первых те, кто вовлечен в оказание помощи детям, порой считают, что если ребенок не беспокоится, то он и не чувствует боль. Формированию такого отношения способствовали некоторые наблюдения и исследования, проведенные у новорожденных. Новорожденные, даже после больших операций, обычно беспокоятся в течение короткого промежутка времени, а затем успокаиваются без всяких лекарств. Микроскопическое изучение анатомических болевых проводящих путей у ново-рожденных показало, что таламокортикальные пути бывают не полностью миелинизированы и представляют собой рудиментарные образования. У новорожденных обнаружена также более высокая, чем у старших детей, концентрация эндогенных опиоидов в плазме и спинномозговой жидкости (СМЖ).Эти данные привели многих клиницистов к заключению, что дети, особенно новорожденные, не имеют нормальной реакции на боль и не требуют серьезного послеоперационного обезболивания. В настоящее время со всей очевидностью показано, что это не так — и даже новорожденные чувствуют боль. И эти болевые ощущения могут приводить при отсутствии лечения к серьезным последствиям. Научные наблюдения за характером крика, выражением лица, движениями, показателями деятельности сердечно-сосудистой системы подтверждают наличие отрицательной реакции новорожденных на болезненные процедуры, которая аналогична той, что отмечается у взрослых.


Вторая причина боли после операции у детей — недостаточная осведомленность врачей относительно современных представлений о своеобразии и сложности фармакокинетики у детей. Новорожденные в этом плане существенно отличаются от более старших детей и взрослых. Новорожденные более чувствительны к подавляющему действию наркотиков на дыхательную систему.


Третья проблема, связанная с лечением боли после операции у детей, это трудность оценки самой боли. Многие дети могут реагировать на боль эмоциональным «отключением», что иногда неверно воспринимается как проявление состояния комфорта. В ответ на вопрос о характере и степени боли ребенок может дать ложную информацию из-за боязни дальнейших болезненных процедур либо из-за неспособности понять, что от него хотят услышать. Для того, чтобы «перехитрить» ребенка и разрешить эти проблемы, в практику введены несколько схем, позволяющих оценить степень болезненных ощущений и отражающих описание типичного поведения ребенка при этом. Эти схемы применяются с различной долей успеха, поскольку порой трудны для выполнения, требуют времени и рассчитаны на определенную степень понимания пациента.


Четвертая общая проблема в лечении боли после операции у детей — индивидуальные представления медиков о боли у детей. Эти представления исходят порой из убеждения в том, что боль — это естественная реакция на оперативное вмешательство и что в связи с опасностью угнетения дыхания и привыкания к наркотикам следует ограничивать послеоперационное обезболивание.


Сегодня разработана методика раневого орошения, рассчитанные на отказ или минимизацию применения наркотических анальгетиков. Эта методика имеет обоснованное научное подтверждение и с успехом применяется в широком спектре хирургических вмешательств.
Поэтому основной задачей клинициста сегодня становится подбор правильного мультимодального режима обезболивания, направленного на отказ от наркотических анальгетиков и раннюю активизацию ребенка.

Вернуться наверх

 

12. Эндопротезирование коленного сустава


Несмотря на внедрение новых технологий, осложнения при эндопротезировании коленного сустава и неудовлетворительные результаты встречаются достаточно часто и составляют 3,3–13,2%. Частота развития инфекции в области хирургического вмешательства при первичном эндопротезировании коленного сустава составляет от 0,5 до 3,5%, а при повторных операциях достигает  от 3,2% и 5,6%. Частота таких осложнений как параартикулярная боль, асептическая нестабильность, контрактура может достигать 3-12%. Частота тромбоза глубоких вен после эндопротезирования коленного сустава колеблется от 41 до 88 %, проксимальный тромбоз регистрируется у 5-22% больных, тромбоэмболия легочной артерии без тромбопрофилактики встречается у 1,5-10% пациентов, фатальные случаи тромбоэмболии легочной артерии регистрируются у 0,1-1,7% пациентов.

Оптимальной считается мультимодальная профилактика тромбозов – как медикаментозная, так и с применением устройства Гемаблок, которое более чем в три раза сокращает риск возникновения тромбоза. Устройство применяется в десятках стран мира и уже с 2009 года с успехом применяется в ведущих клиниках России.
Одним из важнейших факторов предотвращения возникновения тромбозов является ранняя активизация. Пациент, прошедший операцию по эндопротезированию должен быть в состоянии подниматься в первые сутки, а оптимальным является 6-7 часов после операции. Для этого сегодня разработаны такие методики, как инфильтрация ран, направленная на раннюю активизация пациента и сокращение времени реабилитационного периода.

Вернуться наверх

 

13. Многоразовые жгуты, как средства переноса пациентам мультирезистентных бактерий

За 10 недель в больнице Сиднея, рассчитанной на 503 койко-места, собрали 100 многоразовых жгутов. Жгуты на ночь замочили в бульоне с сердечно-мозговым экстрактом и пересеяли.


Показатель колонизации составил 78% (78/100). В 10 случаях выросли немультирезистентные грам-позитивные бактерии – MSSA (1) и виды энтерококков (9), в 17 случаях выросли условно-патогенные микроорганизмы. Немультирезистентные грам-отрицательные бактерии выросли в 38 образцах: Род Псевдомонады (13) и «бактерии группы кишечной палочки» (26). МРО обнаружены на 25% жгутах, включая 3 из изоляторов МРО. IMP-4 положительные E. cloacae и ESBL E. cloacae изолировали из одного жгута. MRSA изолировали из 14; vanB E. faecium изолировали из 18 и vanA E. faecalis из одного жгута. MRSA и VRE изолировали из девяти жгутов, и 24 жгута выросли с одной из двух бактерий. Van B положительную E.faecium типизировали с помощью системы DiversiLab rep-PCR. Она выявила пять кластеров без недоминирующего клона. В шести из девяти жгутов из ICU (отделения интенсивной терапии) вырос минимум один МРО. В течение 10 недель МРО изолировали из самых различных мест, в том числе из общих палат, ICU, из ожогового отделения, бокса операционной анестезии и из отделения по сбору крови.

Вернуться наверх

 

14. Турникетная нейропраксия

Турникетная нейропраксия.

Вернуться наверх